Страшные истории

Заголовок меню

Новоизмайловский, 99

Володя Понтарь попросил изменить его имя и фамилию. Я так и сделал. Это, собственно говоря, понятно. Дожил почти до пенсии, честным трудом, а тут такие чудеса в решете. Как по-другому скажешь! И не поверит ведь никто. А было ведь! Вы, какого оператора предпочитаете для своей мобильной связи? Я так понимаю, у всех свои предпочтения. Но Владимир Павлович клянётся, что продаст свой мобильник, или просто подарит; и не будет пользоваться им больше никогда. И не мудрено. Хотели ли бы попасть неожиданно в прошлое — лет так на тридцать назад? В том виде — так, как вы есть сейчас; самое меньшее — чудом избежать отделения милиции; и, к счастью, всё-таки успеть вернуться назад. Может, оно конечно, и увлекательно, но честное слово, наверно, всё-таки страшновато… Владимир Павлович забивал картон от сломанных коробок в контейнер. Мобильник, простенький, кнопочный, который он обычно не берёт с собой, неосторожно лежал в нагрудном кармане. Он и придавил — его об край контейнера. С этого, видимо, всё и началось. Всё бы ничего – «Nokia» свою он не повредил. Вроде бы. Если, конечно, смотреть внешне. Но случилось другое. Сотовый стал работать сам по себе, набирая непонятные номера. Внезапно совсем отключаясь, также неожиданно включаясь обратно. Случалось так — издаст какой-то сигнал, что-то вроде «п-пиик!» и всё: снова начинается набор. Владимир сбросит, наберёт нужный номер. И всё вроде бы нормально, можно поговорить. А оставишь мобильник в покое, тот принимается за прежнее. Вроде бы особо не мешает, но всё же лучше бы этого не было. Аккумулятор по-всякому быстрее садится. Так вот. В этот злополучный день Владимир почему-то не в лучшем расположении духа остановился в небольшом тополином скверике на своём родном Новоизмайловском проспекте Две немолодые женщины оглядывались в сторонке. Одна шагнула к нему.
— Извините, молодой человек, пожалуйста, вы поблизости здесь живёте? Вы не могли бы нам помочь с одним вопросом.
— Пожалуйста. Если у вас трудности, помогу, чем смогу.
— Мы, извините ещё раз, дом никак не можем найти. Это же Новоизмайловский проспект?
Он кивнул. Он не считал себя молодым человеком, но как-то всё равно было приятно услышать такую характеристику из уст незнакомой женщины.
— Да! Вот видишь, Настя, — она быстро обернулась к другой. — Владимир заметил, что они похожи. Видимо, сестры-погодки, подумал он.
— Мы не ошиблись. Вы знаете, — она снова обернулась к нему. – А куда пропал 99-й дом? – Она указала на «точечник». – Это же не он?! Там на номере 97. Следующий, вот этот, — 101-й. А где 99?
Владимир задумался.
— Вы, наверно, здесь никогда раньше не были?
— Да. Да, может быть, лет тридцать назад… Да, но не получилось из-за обстоятельств, некоторых, — она замялась.
— Его нет. То есть, сейчас нет. Хотя, говорят, раньше был. Вообще, если вам нужен номер, что когда-то был изначально, то можете считать, что это он. А так его уже нет.
Женщина посмотрела на сестру. Та пожала плечами. Владимир понял, что сказал что-то запутанное. Решил поправиться.
— Вы знаете, скажу вам только одно, что это 99-й дом. Там с левой стороны на кладке надпись крупная сохранилась. Всё, что осталось после того, как его «перенумеровали».
— А из-за чего?
— Бюрократические нестыковки. Хотя есть у меня ещё племянник, слышал он другое, но верить ему нельзя – фантазер, что «дом как-то пропадал на время, но потом вернулся обратно».
Проговорил он рассеянно, но заметил, что женщины вдруг заволновались.
И тут мобильник подал голос. Владимир машинально вынул его и глянул, набора не было. На экранчике стояли цифры
16 06 1973
17 06 1973
18 06 1973
19 06 1973
Он тронул клавишу, одна из строк столбца выделились темной полоской.
— Ой, ой! – заголосили женщины. — Не трогайте не в коем случае вызов…
Но было уже поздно. Владимир нажал. Видели ли бы вы его «несчастное» лицо, когда он это рассказывал. Но продолжим по порядку. Всё врут фантасты. Ничего такого сверхъестественного не было. Он даже глазами моргнуть не успел. Чуть всколыхнулось, дёрнулось в сторону. И всё. И тут он почувствовал, как немеют ноги. Что-то явственно случилось с тополями, они дёрнулись и изменились в размерах. Небо, как было без облаков, так и осталось. Пятиэтажка на той стороне Новоизмайловского даже не шелохнулась. Но что-то в ней всё же стало по-другому. Он огляделся вокруг и сердце, словно онемело. Всё было не так. И он это понял. Стало много-много пустынней. Ни то что-то пожилых, благообразных женщин, вообще никого. Справа пустырь, а был дом. Я думаю, нет особой надобности описывать детали, вы и так поняли, что произошло. Владимир вышел на проспект и двинулся параллельно ему, в большей степени, чтобы что-то делать и не стоять на месте. Сколько шёл, не помнит. Не дойдя угла Бассейной, перешёл его быстро и пошёл дальше между зеленеющих летней листвой свежеотстроенных пятиэтажек. По проспекту, за всё это время, прокатился какой-то уродливый, по другому и не скажешь грузовик; странноватый полупустой автобус, да ещё какое-то авто – то ли «москвич», то ли «волга», полное бесповоротное ретро. Но в отличнейшем состоянии, будто только что их выпустили с конвейера, а владельцы аккуратные и заботливые люди.
— Ты только представь себе, Машенька, что за молодёжь! Я бы со стыда сгорел. Встали у автомата с «газировкой», пятачки и трёшки клянчат. Им будто на что-то не хватает. Я прошёл дальше, а один – шустрый такой, с украинским акцентом, ты знаешь, я в Виннице три года жил, сразу узнал, шепчет этим своим: « Ребята, ещё тридцать копеек надо, тогда на бутылку 72 портвейна хватит».
Владимир встал, как вкопанный. Это были пожилой мужчина со спокойным благообразным лицом. Он держал под локоть тоже не молодую, примерно его лет, седую женщину. Они прошли мимо. Володя пропустил их. И двинулся дальше по узенькой дворовой дорожке. Покачиваясь, как пьяный из стороны в сторону. Куда? Зачем? А хотелось бы взглянуть, как бы действовали и куда двинулись вы, окажись во времени неожиданно лет на тридцать или сорок назад. «Мама!» – только и вырвалось у него мысленно. Он понял что, бредёт уже сколько-то времени, как потерянный. В джинсах, монтановском пыльнике. С мобильной трубкой в руке. На экранчике всё так же светился всё тот же столбик цифр. В чуждом, совершенно чуждом прошлом. Большего ужаса и представить себе, наверно, — не возможно. Его проводила цепким взглядом какая-то женщина в окне первого этажа. Было так, так непередаваемо тихо, как он никогда не слышал во двориках его родного проспекта. « Я, кажется, попал, и очень притом круто, — подумал он. Вопроса, что делать, просто никак не образовывалось. Прошло сколько-то ещё времени. Он вышел на угол Варшавской и Бассейной. Замер. Вокруг — всё тоже. Никого. Ничего. Коробки свежевыстроенных зданий. Яркое солнце в чистом небе, обыденный день государства, которого вообще-то уже давно нет. И тут он понял, что никогда не стоит недооценивать чужие способности. За ним уже давно наблюдали. Он тут же вспомнил пристальный взгляд мужчины, который шёл через дворик с женщиной. Он обернулся даже пару раз. Особенно обратив внимание на диковинную, видимо, для них «мобильную» трубку в Володиной руке… И лицо женщины в окне… Дурацкие джинсы, пыльник и это в семидесятые-то годы. «Ой. Мама!» – лучше ничего не придумаешь. А вот и всё. Володя увидел, как на той стороне перекрёстка притормозила черная волга. Захлопали дверцы. Крепкие фигуры, быстро выбравшись из неё, глянув вправо-влево, уже двигались к нему, переходя пустынную улицу. Как в глупом шпионском старинном боевичке. — Молодой человек, э, стой те, пожалуйста, на месте. Нам нужно задать вам пару вопросов. Они двигались в его сторону. Это, похоже, был конец. Конец всему. Сейчас скрутят, а потом можно будет долго доказывать свою невиновность в чём-либо. Но это домой его уже не вернёт. И тут его осенило. Сделал он всё так быстро, как никто другой окажись на его месте. Вдавил бегунок. Столбик цифр метнулся вверх. Вот. Число. Месяц. Год. Выделены. Вызов. Вы, наверно, всё уже поняли. Вернулся обратно. Может только с разницей на своё невольное замешательство, пока шел двориками до перекрестка Варшавской и Бассейной. Всё было так же, как и в прошлый раз. Колыхнулось чуть и изменилось. Но какое счастье — родное время! Он сходу зашвырнул мобильник в ближайший кустарник. Но потом всё же вытащил его. Володя всё-таки человек практичный, мало ли что. А вы, какого оператора предпочитаете?
Андрей Конохов

Андрей Конохов просит вас оценить историю:

12345
Загрузка...

... и поделиться, если история понравилась:

Комментарии