Страшные истории

Заголовок меню

Дежавю

Состояние, при котором тебя терзают смутные сомнения, что происходящее здесь и сейчас уже когда-то случалось в твоей героической биографии, наверняка, знакомо многим.
У меня подобные ощущения появлялись несколько раз в жизни. Особенно яркие и загадочные в школьном возрасте. Два особо запомнившихся случая опишу.

Сразу оговорюсь, что никаких расстройств психики ни в детстве у меня не было, ни сейчас нет. Также, надеюсь, с возрастом если и появятся, то тоже не скоро.

Первый случай.

Возвращаюсь как-то из школы. Класс пятый, наверное, заканчивал. С неба апрельское солнце пригревает, весело чиграши чирикают. До дома от учебного заведения ходьбы минут десять. Прошёл уже полпути, как вдруг чувствую — что-то странное со мной происходит. Ощущение такое, словно проваливаюсь в сон. Но тело продолжает двигаться в прежнем темпе. Только уже как бы само по себе. А я наблюдаю за всем со стороны. И не просто наблюдаю, но могу этим телом управлять. Правда, не привычным образом, а как бы дистанционно. Похожее чувство бывает, когда спишь и видишь контролируемый сон. Контролируемый – то бишь, имеешь возможность моделировать и изменять происходящее во сне по своему желанию.

Вот иду, значит, я в таком полубессознательном состоянии и не знаю: радоваться новым интересным ощущениям или уже начать опасаться за своё здоровье.
Спустя, наверное, минуту транс стал особенно глубоким. Но продолжаю идти, как ни в чём ни бывало. И тут вдруг понимаю, что знаю, как события будут развиваться дальше. Вот сейчас из подъезда дома, мимо которого лежит мой путь, выйдет одноклассник Лёха (почему-то с загипсованной рукой) выгуливать своего чёрного скотч-терьера. Кстати, Лёхи сегодня не было на уроках – не в поломанной руке ли причина?.. Точно в ней! Я даже знаю, где он её, родимую, поломал – сам сейчас расскажет…

Не успел подумать, как дверь подъезда со скрипом распахнулась, и пред мои очи предстал Лёха с собачеком. Странное дело, я даже не удивился. Останавливаюсь, чтобы поздороваться и поболтать. Слова выходят словно не из моего рта. Не чувствую языка, хотя и понимаю, что говорю. Вижу себя со стороны. А тут ещё начинаю заранее угадывать слова, которые в ответ выдаст Лёха. Будто всё происходящее уже было со мной, и я знаю, что произойдёт дальше.
Уже освоившись со своим новым состоянием, решаю даже поприкалываться над одноклассником. Едва Лёха открывает рот, опередив, произношу его фразы. Я ведь знаю, что он скажет. Лёха хмурится и подозрительно косится на меня. От того ещё больше становится похожим на своего серьёзного скотч-терьера. Это здорово забавляет. Но всё же слегка опасаясь того, что со стороны выгляжу, наверное, странным, вскоре прощаюсь с товарищем и двигаюсь дальше к дому. Постепенно сознание (или душа?) возвращается в тело. Подхожу к своему подъезду. Ещё успеваю почувствовать, что вот сейчас навстречу выйдет соседка и, поздоровавшись, спросит – как дела у мамы. Точно. В дверях чуть не сталкиваюсь с тётей Леной:

— Вова, здравствуй! Ты из школы уже? Как у Галины Никитичны дела?..

— Всё нормально, тёть Лен…

Взлетая через две ступеньки на третий этаж к квартире, успеваю предвидеть, что на обед меня ждёт любимый рассольник из говяжьих почек, свежесваренный мамой…
На этом мои нежданно-негаданно приобретённые способности ясновидения улетучиваются без следа. Я опять полностью в своём теле и управляю им привычным образом изнутри, а не снаружи, как минуту назад.
Дома действительно витает аппетитный аромат рассольника. А я ведь даже не предполагал, что мама его сегодня сварит…

Второй случай.

После шестого класса родители отправили нас с братом в ненавистный пионерский лагерь. Многим моим сверстникам нравилось проводить лето в отрядах, но только не мне. Все эти подъёмы-отбои, построения и общественные мероприятия в детстве я переваривал плохо. Втянулся уже лишь в армии и после, на комсомольской работе. А тогда только и ждал окончания смены. Да и то, не дожидался никогда – всегда находил причину, чтобы родители освободили меня из заключения досрочно.

В третьем пионерском отряде крепко сдружился с соседом по палате – Димкой. Всё свободное время вместе проводили, мальчишечьими секретами делились, и в бой с врагами вступали вместе плечом к плечу. Враги же – они повсюду. Особенно у пацанов. И пионерский лагерь – не исключение. Я хоть и числился примерным мальчиком де юре, но де факто по числу расквашенных носов и поставленных фингалов мог бы дать фору некоторым нынешним бойцам миксфайта. Конечно, и сам получал иногда…
Вобщем с Димкой тянуть пионерскую лямку было гораздо веселее. Так как кровати у нас в комнате стояли по соседству – долго болтали перед сном. А утром пересказывали друг другу сновидения.

Кстати, отвлекусь. Недавно с изумлением узнал, что некоторые люди вообще не видят снов. Никогда! Есть у меня пара таких знакомых. Мне это совершенно непонятно. Я и раньше видел и сейчас вижу довольно яркие сны. И цветные – это точно. Иногда, как уже говорил, могу даже моделировать события в них на своё усмотрение, не просыпаясь. Это здорово, особенно, когда сон приятный…

Так вот, возвращаясь к теме. Однажды утром Димон описывает свой сон, а у меня от удивления начинает челюсть отваливаться. Потому что дружок пересказывает мой собственный сон! Совпадение полнейшее, вплоть до мельчайших подробностей. По ходу пьесы я стал уточнять детали и подхватил канву рассказа. Тут уж Димка, в свою очередь, стал изумлённо выпучивать глаза и чуть ли не испуганно таращиться на меня – мол, откуда я знаю про его приключения во сне?
А сон-то был довольно необычный. Снилось, будто мы в какой-то группе людей толкаемся по огромному зданию. Вокруг полно народа и приходится прилагать немалые усилия, чтобы не отстать от своей компании и не потеряться в бесчисленных переходах, залах да коридорах. В конце концов я (и Димка в своём сне тоже) всё-таки потерял из виду последнее узнаваемое лицо и оказался среди незнакомцев, которые спешили куда-то в разные стороны по своим делам.
Кроме того, меня (и Димона также) занесло на какой-то странный извилистый эскалатор, набитый людьми. Механическая лестница медленно ползла то вверх, то вниз по огромному залу, что-то вроде большого магазина. До того эскалаторы я видел только в московском и ленинградском метро. У нас в Новосибирске ещё метро не построили. А про эскалаторы в прочих помещениях и тем более магазинах даже речи не было. И вот, значит, еду я грустный, потерянный на этом длинном эскалаторе по залу, как вдруг вижу Димку! Едет на похожем эскалаторе, только мне навстречу. (Димон в своём сне точно также увидел меня!). Но пересечься не получается – двигающиеся ленты на приличном расстоянии друг от друга. К тому ж, перила мешают перескочить. Так, что-то крикнув друг дружке, разминулись и уехали каждый в свою сторону. Опять в незнакомую чужую толпу.
Сон был не страшный, но не очень приятный. Потому что мы оба отстали от своих, да так и не догнали. С тем и проснулись.

Как уже сказал, в одну ночь сны нам с Димкой приснились полностью одинаковые. Такого раньше ни с ним, ни со мной не случалось в жизни. Ну да ладно, поудивлялись и забыли.
А за несколько дней до окончания смены я отвалил наконец-то домой, на волю вольную. На прощание с Димкой обменялись перочинными ножичками, адресами и телефонами.
Правда, жили в городе друг от друга далековато. Поэтому, хоть и встречались потом изредка, через год-два детская дружба приказала долго жить…

Спустя лет тридцать я оказался в Италии на двухнедельной стажировке. Как-то в Риме, группой таких же стажёров из России, обследовали очередные достопримечательности, точки общепита и торговли. В одном из этих многоэтажных торгово-развлекательных центров я благополучно отстал от своих. А уже вечер близится. В моём коммуникаторе контактов, чтобы позвонить, как назло, ни одного (не успел подсуетиться). Место и время общего сбора не назначено. Все же ходили группой, не разбредались.
А ночевать в университет надо ехать за сотню километров от итальянской столицы. Короче, дело для меня стало попахивать керосином. Один в незнакомом городе, без связи и связей.
Забыв про покупки, принялся гонять с этажа на этаж в поисках знакомых лиц. Бесполезно… Народу тьма. Люди все, конечно, приятные, да вот не те, что хотелось бы увидеть. Уже в лёгкой панике спускаюсь на очередной этаж по эскалатору, всматриваясь в мелькающие лица, как вдруг забываю про всё…
Навстречу плывёт до боли родная физиономия! Не сразу, правда, сообразил, где я её мог видеть и откуда знаю. Ба! Да это же Димка из пионерского лагеря в далёкой Стране Советов! Собственной персоной! Сколько зим, сколько лет!.. Гляжу, и он во все глаза таращится на меня, силясь вспомнить, что за знакомая харя в незнакомой стране. Через пару секунд по глазам вижу – вспомнил:

— Вовка?!..

— Димка!!..

Конечно, он здорово изменился. Я, наверное, тоже. Но, несмотря на почти три десятилетия, что не виделись, мы всё-таки узнали в толпе друг друга. Что-то прокричали ещё, когда мимо проезжали: он вверх, я вниз. И всё.

Соскочив внизу со ступенек эскалатора, я уже собрался рвануть наверх, чтобы догнать Димона, как наткнулся на свою группу. Больше отрываться от коллектива не рискнул. Может, он и спустился позже вниз, чтобы продолжить встречу, не знаю. Наша компания сразу же двинулась на выход. Пора было уезжать, время поджимало.

С того случая, сопоставляя детский сон в пионерском лагере и события в торговом центре Рима, не перестаю удивляться и не нахожу объяснений. Тому, каким образом, спустя тридцать лет, реальные события словно по кальке повторились именно так, как во сне (моём и Димкином)?
Единственное отличие только одно: во сне Димка на эскалаторе был пацаном, а наяву уже взрослым дяденькой. Да и я, конечно, тоже.

А его перочинный ножичек, так и лежит у меня в инструментах…

22.06.2019

В.В. Пукин просит вас оценить историю:

12345
Загрузка...

... и поделиться, если история понравилась:

Комментарии